Главная> Статьи > Уроки Православия > Золото в иконографии.

Золото в иконографии.

sim2.jpg
Икона (от греч. «эйкон» — «изображение», «образ») появилась в Византии примерно в IV-V вв. Восходящая к эллинистической живописи, в частности к так называемым «фаюмским портретам» (I-III вв.), иконопись постепенно преобразовала традиционные живописные «черты» в более строгие и канонические образы, подчинённые духу византийского христианства. Этот стиль унаследовала впоследствии Православная церковь. Византийский культ света выразился в обилии золота в иконографии. Абстрактный золотой фон, заменивший трёхмерное пространство, вырывал изображение из реального круговорота жизни и возносил его в идеальный мир. Предметы и фигуры, покрытые тончайшей паутиной золотых нитей — исходящих от божества лучей, были лишены материальной конкретности и объёма.
Русская иконография переняла самый дух и смысл византийского христианства. Но если иконы X-XII вв. являлись буквально «калькой» ранних греческих образцов, то к XIII в. на Руси уже сложились местные школы иконописи. В продолжение византийской традиции в русских иконах применялось золочение — нанесение на поверхность тонкого листового (сусального) золота. Оно могло быть разных оттенков — от зеленоватого до красноватого, в зависимости от доли примесей серебра или меди. Этими листами золотили фон иконы, нимбы, а иногда и другие элементы (крылья ангелов, одежды, архитектурные детали). Листы наклеивали на гладко обработанный левкас (грунт) в соответствии с прорисованным изображением ещё до написания иконы красками.
Существовало два основных типа золочения — без подкладочного слоя красной охры или поверх него. В первом случае левкас покрывали слоем светлой охры, разведённой на воде. После просыхания определённые участки шлифовали, промазывали мездровым или рыбьим клеем и проклеивали листками золота, нарезанными по размеру. По окончании работы поверхность металла выглаживали «зубком» — полированным кремнем, медвежьим или кабаньим зубом.
С XVI в. начали применять золочение по охряному слою. Его составляли из глинистой красной охры, замешенной на курином белке и пчелином воске. Состав наносили на левкас, давали просохнуть, вновь смачивали вином или водкой и на влажную поверхность накладывали листки сусального золота для проклейки. Такая техника придавала золоту эффектный металлический блеск, а золочёную поверхность делала глянцевой или, наоборот, матовой.
Сусальное золочение применялось и на левкасах с лепным рельефом, а иногда золотую поверхность украшали вычеканенными узорами. В XVII в. стали популярны орнаментальные росписи и «цвечение по золоту». «Цвечение» достигалось благодаря наложению ярко-зелёной, красной, коричневатой красок или красной киновари очень тонкими, просвечивающими слоями, которые потом процарапывались до поверхности позолоты. В то же время распространилась и роспись по золоту чёрной краской, напоминающая чернь по металлу.
Часто на складки одежд, крылья ангелов, детали интерьера в технике аппликации наносились штрихи из сусального золота (ассист). Они проклеивались; после просыхания лишние части металла удалялись, и ассист шлифовали до блеска. Иногда ассист наносили и творёным золотом — краской из золотого порошка, затёртого на клею.
Творёное золото появилось в русской иконописи в XIV в. Готовили его вручную, по многу часов перетирая листки сусального золота в меду или патоке до образования однородной массы. Потом её промывали для освобождения металла, подсушивали, добавляли раствор камеди и перемешивали до готовности. Творёным золотом прорисовывали складки одежд, элементы пейзажей, орнаменты. Тонкие штрихи наносили параллельными линиями («в перо») или сеткой («в рогожку»). Поскольку участки, покрытые творёным золотом, после высыхания не блестели, их полировали «зубком».
В конце XVII в. иконы стали выполнять в так называемой «фряжской манере», сочетавшей традиционно-иконную темперную живопись с масляной. Обычно фоны и поля этих икон, каймы на одеждах и венцы золотили на охряпый слой и чеканили по золочению. На кайму и венцы по чеканному орнаменту накладывали многоцветную раскраску, создававшую эффект перегородчатых эмалей. Затем делали роскрышь — наносили основные краски на всё изображение. Краску на позолоту клали тонким слоем. На окрашенные участки, предназначенные для орнамента, переводили рисунок. После чего по линиям узора металлической или костяной иглой выскабливали краску до слоя золота.

Заметки

Около 1511 г. игумен Иосиф Волоцкий в одном из своих посланий писал: «Поставил v меня иконник Феодосей иконы Андреева письма, промена им двадцать рублев». В то время 20 рублей стоила средняя деревня с землей, угодьями и постройками. Такова была цена работ выдающегося иконописца Андрея Рублёва, подаренных Феодосием Волоцкому монастырю.

http://www.valdaygold.ru
 

Комментарии 

 
0 #2 Светлана 31.05.2011 12:25
Спасибо, Александра за содержательный комментарий!
 
 
+1 #1 Александра 25.05.2011 12:17
Сразу отметим различия в богопочитании между язычеством и христианством. Вспомним, что христианство всю свою историю боролось за то, чтобы в иконе люди видели не личину, а образ. Иначе говоря, официальное христианство требует от человека признания, что икона сама по себе не есть духовная сущность, не есть сама по себе святость. Она лишь должна напоминать человеку о том, что в мире горнем есть божество. Икона может быть красива, но в тоже время она имеет чисто земную ценность и она не более, чем тлен.
Поэтому сохранилось очень мало древних икон: их безо всякого сожаления записывали, а древние ветхие храмы спокойно разрушали, и строили новые. Идея сохранения художественного наследия была привита нашей церкви патриотически настроенной интеллигенцией лишь в начале двадцатого века. До этого, церковь наша следовала словам Христа: "Царство мое не от мира сего". Князь же мира сего, по христианскому разумению - Сатана. Иначе говоря, земное и материальное по официальному христианству не может быть частью, принадлежностью бога. Оно может быть лишь напоминанием о нем, для того, чтобы на молитве душа оставляла мир земной и прямиком соединялась с миром горним.
Таков церковный официоз. В христианском быту иначе - многие века поддерживалась извращенная языческая позиция, когда владелец ценной и намоленной иконы чувствовал себя как бы владельцем бога, и зажигал перед ним свечу как перед личным хранителем.
По язычески это правильно, если человек обращается к своему ушедшему родственнику или духу - хранителю, к домашней святыне. Но если человек "зажал" икону, через которую он только и чтит высшее божество, и ни в чем другом его более не видит, то он просто чудак.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования