Главная> Статьи > Уроки Православия > Второй спас - яблочный

Второй спас - яблочный


yabloki.jpgВторой Спас отмечается в великий православный двунадесятый праздник Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, справлявшийся 6 августа (19 по нов. ст.). Установлен он был в честь чудесного преображения Христа на горе Фавор.
Христос в беседах со своими учениками часто говорил о том, что ему в Иерусалиме предстоит пройти через тяжкие страдания от иудейских первосвященников и книжников, что будет он убит и на третий день воскреснет. Апостолы же, веря в него как в Мессию, пришедшего на иудейскую землю освободить ее от римских завоевателей, огорчались, думая о его земных страданиях, и не допускали даже мысли о том, что он может быть унижен кем-то, не понимали до конца его божественной, нечеловеческой сущности. Иисус же явил своим ученикам на горе Фавор свое божественное происхождение.
В этот день, пребывая в Галилее, он, взяв с собою будущих апостолов Петра, Иакова и Иоанна, взошел на гору Фавор и, удалившись немного от них, стал молиться. Ученики, утомившись с дороги, заснули. Проснулись же от того, что почувствовали: что-то не-ожиданное происходит рядом. Они увидели преображение Христа: лицо его просияло, как солнце, одежды стали белыми, как снег, и блистающими, как свет. И явились в это время два пророка — Моисей и Илия, и стали беседовать с Христом о его страданиях и смерти в Иерусалиме. «Господи! Хорошо нам здесь быть, — воскликнул Петр. — Если хочешь, сделаем здесь три кущи (шалаша. — Ю.К.): тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии!» И пока он говорил это, светлое облако нашло на них и осенило их. И услышали голос из облака: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте». Блаженство у учеников исчезло, на смену ему пришел страх, они упали на землю и закрыли лица руками. Христос же подошел к ним, коснулся их и сказал: «Встаньте и не бойтесь». Ученики очнулись от страха и увидели его уже одного и в обычном виде. Когда же сходили с горы, он повелел им никому не рассказывать об увиденном, пока не воскреснет из мертвых.
Свет, которым преобразился Христос, — свет не солнечный, а божественный. Сам Бог сотворил этот свет, как сотворил он и Солнце — источник земного света. Отцы Церкви называют этот божественный свет «нетварной энергией», Фаворским светом.
Но почему рядом с Христом пророки Моисей и Илия? Со времени грехопадения только они были единственными людьми, сподобившимися увидеть самого Бога. Моисей на горе Синай, где получил скрижали, видел, как «проходила мимо Слава Господня», и беседовал с Господом, но не видел лица его. Когда же спустился с горы, его лицо светилось и сияло так, что ожидавшие его израильтяне не сразу решились подойти к нему. Илия также побывал на Синае, в пещере, в которой пребывал и Моисей, и имел беседу с Господом, который явился ему «в веянии тихого ветра». Библия утверждает: простой человек не может увидеть Бога и остаться в живых. Поэтому Господь не явился перед Моисеем и Илией в полном своем обличии (Моисей не видел божественного лица, а к Илии он пришел «тихим ветром»). Не случайно поэтому появившееся светящееся облако: это Дух Святой покрыл и защитил Петра, Иакова и Иоанна от неминуемой смерти и дал возможность увидеть Славу Божию и слышать глас Божий.
Так Христос, пишет наш современник Л.В. Сурова, готовил будущих апостолов к своей земной смерти. На кресте он будет лишен всякой славы, унижен. Поэтому он явился своим ученикам в божественном сиянии, чтобы они заранее увидели его во славе и не поколебались в час испытаний. Христос готовил их к вечности, но поймут это ученики только после его Воскресения, только после Пятидесятницы.
Праздник Преображения был установлен в IV веке св. Еленой, матерью Константина Великого. В честь преображения Христа на горе Фавор был построен храм, разрушенный в XIII веке Саладином. Суть праздника глубоко раскрывается в символах. Гора приближает к Богу, это уединенное место для молитвы, способствующей единению с Богом. В переводе Фавор означает «свет», «чистота». Молящийся, кающийся человек может принять божественный «нетварный свет».
Этот праздник в народе называют не только «вторым Спасом» — после первого Спаса, но и «Спасом на горе» — по месту преображения Христа, а также «средним Спасом» — между первым и третьим Спасами. Однако самое распространенное название — яблочный Спас. В этот день совершается освящение плодов. Обычай этот древний, идет с Востока: к этому времени здесь созревал виноград, поспевали злаки. В храмы в знак благодарности Богу и приносили для благословения колосья и виноград. На Руси же, поскольку виноград был заморским продуктом, знаковым стало яблоко. Но в церковь для освящения приносили и приносят не только яблоки, но и другие поспевшие к этому времени плоды: груши, сливы, горох, картофель, огурцы, брюкву, репу… Та же Л.В. Сурова замечает, что освящение плодов имеет «таинственно-символическое» значение. Через человека грех вошел в мир, и пришла в расстройство вся природа. Вместе с человеком она ожидает обновления и спасения. В событии Преображения Господу было угодно показать человеку обновленное естество будущего человечества. Поэтому в этот день человек и несет в церковь плоды как часть природы, которую он вверг в грех и которая нуждается в божием благословении.
В народе говорили: «Второй Спас — срывают спелые яблоки», «Пришел Спас — яблочко припас», «Пришел Спас — всему час: плоды зреют», «Яблоки не родятся, так и Спаса не будет». В этот день в конце праздничной литургии, после заамвонной молитвы, священник благословлял плоды нового урожая, читал над ними молитву, а верующие насыпали ему в благодарность в особые корзины «начатки» плодов каждого сорта.
Имеется замечательное свидетельство освящения плодов в древнем Новгороде — в церкви Спаса Преображения на Ильине улице. Здесь после совершения литургии, после пения «Достойно» софийский ключарь, облаченный в епитрахиль, кадил и освящал яблоки. Затем, читая молитву, на одном из блюд разделял яблоки на части, на других же оставлял целыми. Разоблачившись, святитель отведывал яблоко, а затем по целому яблоку раздавал государеву боярину, воеводе, дьякам, священникам и «нарочитым» гражданам, а разрезанные яблоки распределял среди простого народа. После обедни святитель устраивал праздничную трапезу для притча Софийского собора.
До второго Спаса запрещалось есть какие-либо плоды (кроме огурцов). Под особым запретом были яблоки.
Говорили: «Второй Спас яблочком разговляется». Верили: кто до второго Спаса ест яблоки, тому на том свете не дадут яблочка из райского сада. Наиболее строгим этот запрет был для родителей, у которых дети умерли в младенческом возрасте. Считали, что на том свете в рае умершие младенцы не получат «золотые» яблочки, растущие на «серебряных» деревьях. Поэтому нарушившие запрет, особенно матери, чтобы искупить вину, должны были не есть яблоки еще в течение сорока дней после второго Спаса.
«Пришел Спас — оскомину принес», — говорили в старину, имея в виду, конечно же, яблоки. Но неприятное ощущение перекрывалось верой в то, что если при первом проглатываемом куске яблока загадать желание, то оно обязательно исполнится. При этом, например, девушки, думая о женихах, приговаривали: «Что загадано — то надумано! Что надумано — то сбудется! Что сбудется — не минуется!»
Не забывали в этот день о нищих и больных: освященные плоды в большом количестве раздавались убогим, разносились по домам, где были больные. Говорили: «На второй Спас и нищий яблочко съест». К людям, не исполнявшим этого обычая, относились плохо. И.П. Сахаров еще в первой половине ХIХ века отмечал такое народное мнение: «А не дай-то Боже с ним дела иметь. Забыл он старого и сирого, не уделил им от своего богачества малого добра, не призрил своим добром хворого и бедного».
В этот праздник в некоторых местностях (например, в Вологодской губернии) после освящения плодов устраивалось общее столованье: перед церковью на площади ставили длинный ряд столов, покрывали их чистыми скатертями, и все деревенские хозяйки сносили на них всевозможную еду, съедаемую прихожанами и нищей братией.
Со второго Спаса начинался сбор яблок. Поэтому, как отмечал А. Коринфский, благочестивые люди в урожайные годы приглашали после обедни церковный причт помолиться в саду. Поднималась икона Преображения Господня и благоговейно неслась хозяевами-садоводами; под зеленою, чуть начинающею желтеть сенью деревьев служился благодарственный молебен. Затем приступали к спешной работе несмотря на то, что день — праздничный. Недаром говорили: «Вовремя убрать — вовремя продать».
С этого дня разрешалось есть и горох: если в первый Спас его только «защипывали», то на второй Спас устраивался целый праздник, который в некоторых губерниях имел и соответствующее название: «Гороховины», «Горохов день». Так, в Каргопольском уезде Архангельской губернии в этот день надевали праздничные одежды, шли на гороховое поле и угощали друг друга горохом. Водили в этот день хороводы, в которых исполнялись песни на «гороховую» тематику: «Девушки, горох будем сеять <…>. Девушки, горох будем смотреть <…>. Девушки, горох будем щипать <…>». В той же Вологодской губернии устраивались «всеобщие разговины горохом»: после совершения в поле молебна ели вдоволь горох, не обращая внимание на то, кому принадлежит гороховое поле. Особенно радовались этому празднику дети.
Со второго Спаса рекомендовался самый лучший по времени посев озимой ржи: «Сей озимь от Преображения до Фрола». Примечали к тому же: «Рожь, посеянная при северном ветре, родится крепче и крупнее». Начало сева освящалось особым обрядом: священник приходил в поле с иконами, окроплял вспаханную землю святой водой, также совершалась молитва и окроплялось святой водой посевное зерно, а затем один из самых уважаемых членов семьи бросал зерна на освященные места пашни. Предупреждали ленивых: «Обожди часок — посеешь в пепелок». Со второго Спаса начиналась и жатва яровых. «К Спасу поспевает яровое, а убирается к Симеону Столпняку», то есть до 1 сентября по ст. стилю. «У Спаса не без запаса», «Со Спаса дерет, на Николу кладет», то есть на весну, на вешнего Николу (9 мая по ст. стилю).
В некоторых деревнях накануне Преображения, в день Евстигнея-житника, заклинали сжатые поля: боялись, что на них поселится нечистая сила и навредит скоту, который после уборки хлеба запускали на опустевшие поля. И.П. Сахаров так описывал это заклинание. На утренней заре хозяин, знающий старинный приговор, выходил в поле с конопляным маслом в склянке и, выливая его на землю, обращался на восток, запад, юг и север с заклинанием: «Мать сыра земля! Уйми ты всяку гадину нечистую от приворота, оборота и лихого дела! Мать сыра земля! Поглоти ты нечистую силу в бездны кипучия, в смолу горючую! Мать сыра земля! Утоли ты все ветры полуденные со ненастью, уйми пески сыпучие со метелью! Мать сыра земля! Уйми ты ветры полуночные со тучами, содержи морозы со метелями!» После каждого поворота и этих слов земля поливалась маслом, а когда все заканчивалось, то склянка разбивалась, осколки оставляли в поле. Повторялся этот ритуал ежегодно, так как верили в то, что заклинание имеет силу всего лишь на год.
Вечером на второй Спас устраивали молодежные гулянья, водили хороводы, наблюдали заход солнца, провожая его плясками и песнями. Когда солнце начинало скрываться за горизонтом, пели: «Солнышко, солнышко, подожди»… Очевидно, хотели продолжения тепла, лета, но второй Спас являлся уже своеобразным рубежом между летом и осенью. С этого дня (в других местностях — с Семенова дня, 1 сентября по ст. стилю) начинались «осенины», примечали: «Со Спаса Преображения погода преображается», «После второго Спаса дождь — хлебогной», «Каков второй Спас, таков и январь», «На Преображение отлетает второй табун стрижей», «На Преображение начинается отлет журавлей», «К Спасу зайцы пережируют, а до того тощи, да и детны». И впрямь, писал А. Коринфский сто лет назад, если все еще дышат летом красным августовские ясные дни, то изукрашенные яркою звездной россыпью темным-темные ночи — после 6 августа — повевают осенним холодком: «Дело-то идет к Покрову, а не к Петрову дню»…
Третий Спас, как писал С.В.Максимов, праздновался на Руси в честь нерукотворенного образа (16 августа). На языке крестьян он назывался «Спас на полотне», или «ореховый». Название «ореховый» дано ему потому, что к этому времени в центральной полосе России поспевает лесной орех, а «Спас на полотне» указывает на суть церковного праздника: в этот день церковь отмечает Перенесение из Едессы в Константинополь Нерукотворенного Образа (Убруса) Господа Иисуса Христа. Но третий Спас известен далеко не во всей России; там же, где он празднуется, день этот ничем почти не выделялся в ряду деревенских буден, если не считать церковных молебнов и обычая печь пироги из нового хлеба. Вообще же, из трех Спасов наиболее почитаемый второй, совпадающий с церковным праздником Преображения Господня. Первый же хотя и признается повсеместно, но почитается, главным образом в южной полосе России, где ранее созревают хлеб и плоды, где этому празднику приписывается роль и значение второго Спаса, так как освящение хлеба и овощей на юге очень часто происходит до Преображения Господня, а именно — 1 августа.
Юрий Круглов

http://hrono.ru/slovo
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования