Главная> Статьи > Размышления > Почему уходят в монастырь? Из книги архимандрита Амвросия (Юрасова) “Монастырь”(Продолжение)

Почему уходят в монастырь? Из книги архимандрита Амвросия (Юрасова) “Монастырь”(Продолжение)

Продолжение.


“Гордым Бог противится”

Одна новоначальная матушка мне сказала: “А зачем смиряться? Если будешь смиряться, то заклюют”. Это рассуждения человека еще далекого от духовной жизни. В монастырь приходят не жить, а спасаться. Сам Христос! Бог! на Тайной Вечере умыл ноги ученикам и сказал: “Кто хочет из вас быть большим, должен быть ниже всех и всем служить”.
Одного старичка в монастыре туристы как-то спросили: “А вы кем тут работаете?” — “Послушником”, — ответил он. “А что это значит?” — “Это значит, что я всех слушаюсь”.
Да, такова работа послушника: слушаться старших из братии, не прекословить, не роптать, не раздражаться, не обижаться, одно только знать: “простите” да “благословите”. Научишься этому - сможешь жить в монастыре.
Быть всегда во всем послушным — такое желание и решение возникло у меня, когда еще учился в первом или втором классе семинарии. В монастыре оно еще больше окрепло.
Святые отцы советуют не доверять снам, однако пророк Иоиль говорит, что в последнее время юноши и девушки будут вразумляемы видениями и сновидениями.
Помнится, был уже иеромонахом и видел такой сон. Будто стою я в алтаре, совершаю проскомидию, поминаю о здравии и упокоении. Вдруг открывается дверь и в алтарь входит покойный профессор отец Марк Лозинский. Высокий, в подряснике, он проходит, набирает воды попить, и все это ясно, отчетливо, как наяву. Я сознаю, что он пришел из того мира, и сразу мелькает мысль: дай-ка спрошу его, как мне спастись. Он поворачивается, проходит к престолу, делает два земных поклона, я за ним. “Отец Марк, — говорю, — скажи, как мне спастись?” Он молчит, и я снова спрашиваю: “Отец Марк, как мне спастись?” Ясно, четко вижу: на престоле крест, Евангелие... Он прикладывается к престолу, оборачивается ко мне и говорит: “Все труды твои — это ничто. Самое главное — послушание. Будешь слушаться своего духовного отца — и спасешься”.
Духовного отца послал мне Сам Господь. Когда поступил в семинарию, сказали: у каждого должен быть духовный отец. Кто же будет у меня? Помолился и решил так: пойду на исповедь, кого первого увижу, тот и будет. Стал спускаться под Успенский собор — навстречу игумен. Значит, он...
Духовник воспитывал строго, учил послушанию, смирению, отсекал всякие привязанности и пристрастия. Как-то подарили мне золотой крестик с цепочкой, очень красивый, привезли из-за границы. Я показал его духовнику. “Нравится?” — “Очень!” — “Ну, тогда отдай его... отцу Макарию”.
Монаху всегда нужно помнить слова Спасителя: “На кого воззрю, только на кротких и смиренных”, “Гордым Бог противится, смиренным дает благодать”.
Смирение бывает трех степеней.
Начальная степень, когда человека оскорбляют, ругают, а он в это время молчит и не оправдывается, хотя бы он и был во всем прав.
Средняя степень смирения, когда человека ругают, оскорбляют, плохое говорят, и он не только молчит, он в это время сохраняет мир, тишину и покой и сам себя осуждает, считая, что он достоин этого поношения.
Самая высшая степень смирения, когда человека оскорбляют, много приносят ему зла, и он не только сохраняет мир и тишину, но и молится за своих обидчиков, за своих врагов. Господь сказал: “Врагов любите, благотворите, благословляйте, но не проклинайте”.
На первых порах бывает внешняя брань — невоспитанный человек может дать волю рукам, но если он придет в себя, быстро избавится от этой страсти. Дальше начинается брань словами, когда кто-то может грубое слово сказать. Но если и далее старается смиряться, прекращает сквернословие и молчит. Затем начинается внутренняя брань: человек мысленно ругается с тем, кто его обидел. Потом и это прекращается, и душа получает умиротворение, успокоение, все становится на свои места. Это уже исцеление души.
Святитель Игнатий Брянчанинов, когда послушником пришел в монастырь, был помощником у келаря. Просфорник берет мешок из-под муки, бросает ему в лицо и говорит:
— Бери, пойдем брать у келаря муку.
Послушник с ног до головы в муке, но не возмущается, потому что знает, что пришел в монастырь. А монастырь — это духовная врачебница, где искореняются все пороки и страсти: гордыня, самолюбие, обида, возмущение и прочее. Он это понял с первых дней, и когда пришли в келарню, просфорник заставил его руками и зубами держать мешок, а сам совком ссыпал туда муку. Когда муки уже стало много, и тяжело было держать, келарь все говорил:
— Держи, держи как следует.
И у послушника обиды никакой не было, он смирялся, и в этот момент капля благодати от Господа коснулась его сердца, его душа и тело как бы растворились, и он не чувствовал больше тяжести, не чувствовал, что его обижают, весь был в благодати.
Однажды, когда он зашел к братии на клирос, чтобы петь, со смирением поклонился всем.
Благодать коснулась его сердца, и он не мог подняться от поклона. Отошел в сторонку, встал на колени, и пребывал в молитве. Господь дал ему благодать за его терпение и смирение.
Тот человек, который ставит себя выше всех, ни перед кем не смиряется, постоянно пребывает в тщеславии, гордыне, благодати вкусить не может. Там места Господу нет. Человек получил от Бога все: жизнь, здоровье, таланты, но если он приписывает их себе и перед ближним ставит себя выше — он губит свою душу. Он ставит себя на место Бога и все теряет: здоровье, таланты, а самое главное — Небо.

Схима
1.jpgВо все времеил в монастыре несколько ступеней: послушничество, рясофор, монашество, и высшую ступень — схиму. Низшие ступени осваивают многие, но не все удостаиваются милости принять великую схиму.
У нас монастырь молодой, потому схимниц не было. Приехал к нам служить иеромонах Серафим, а с ним — его бабушка Наталия. Немного пожила послушницей в монастыре и тяжко заболела, была при смерти. Боялись мы, что умрет такая благочестивая, тихая бабушка, обратились к правящему архиерею: можно ли постричь ее в схиму, он и благословил. Собрались все матушки, и на смертном одре мы ее постригли. Дали имя Нектария. Во время пострига она радостно, по-детски со всем соглашалась, обещала слушаться и соблюдать, данные ею пред Богом обеты. Я ей, шутя, сказал: “Ну, мать Нектария, может Господь даст, еще лет 10 проживешь”. И она сразу после этого стала быстро поправляться. Начала вставать, потихоньку ходить, а теперь первая приходит в церковь, последняя уходит. Служит примером для молодых матушек. Ночные дежурные-будильщики часто встречают ее ранним утром у закрытых дверей храма.
По словам Оптинских старцев, монах должен стараться приходить на службу до звона, в это время в храм приходит Царица Небесная и благословляет Своих усердных рабов.
Приезд патриарха
1993 год. Август месяц. В епархии ждут Патриарха Московского и всея Руси Алексия II (после посещения Патриархом Тихоном в 1918 году нашей епархии это первый приезд Святейшего).
Монастырь наш строится, на территории полный разгром. За две недели успели провести теплотрассу, сделать планировку, заасфальтировать территорию вокруг храма. Накануне праздника Преображения Господня Святейший приехал в наш монастырь. Дорога к храму была из цветов, все матушки выстроились, встречая Патриарха. Святейший стал подниматься по ступеням храма, и навстречу ему вышла наша самая маленькая насельница - Марина, ей 2,5 года. Сделала земной поклон: “Ваше Святейшество, благословите. Я - будущая игумения” и подарила ему розочку. И он ее благословил. Осмотрел храм, территорию, иконописную мастерскую, пошивочную, зашел в келий. Потом был праздничный обед, после него - Всенощное бдение.

Небесные покровители нашего града
Пути Господни неисповедимы. Не ведом нам промысел Божий - не всегда мы можем понять цель и смысл происходящего. Так и я, когда приехал в Ивановскую епархию, не мог себе и представить, что через 10 лет будет в Иванове монастырь, что Господь сподобит нашу обитель обрести святые мощи святителя Василия Кинешемского и блаженного Алексия Елнатского.
Когда по промыслу Божиему оказался я в селе Жарки Юрьевецкого района Ивановской области, много довелось слышать о блаженном Алексии - Алексее Ивановиче Ворошине. Родился он в 1890 году близ Жарков, в селе Каурчиха, ходил в Жарки на богослужения. Жизнь вел, по мнению многих, странную - юродивого. Есть три вида подвига, к которым призывает Сам Господь: монашество, пустынничество и юродство. Юродство из них - самый сложный путь. Мнимое безумие, когда человек Христа ради отказывается не только от мира ( как монашествующий), не только от какого-либо общения (как пустынник), но и от своей личности, своего ума, обретает же рассудок странный, совершает поступки непонятные, вызывая поношения и неприятие сильными мира сего. И все это - ради Господа, очищения своей души, ради обличения зла. Господь сподобил блаженного даром прозрения. Многим он предсказал жизни, открыта ему была судьба послереволюционной России. Как-то снял он одежду, связал ее в узелок и положил перед одним домом. Потом открылся тайный смысл этого поступка: хозяев дома раскулачили, все забрали, остались только узелки с одеждой. У других молча обмерил огород шагами, провел черту и отделил часть земли. И при советской власти эту землю точно так, как предсказал блаженный Алексий, отрезали. Арестовали его в 1937 году, истязали в Кинешме: раздражал власти блаженный Алексий пророчествами и живой верой во Иисуса Христа. Допрашивая, поставили его на раскаленную плиту, он же сказал своему мучителю, что у него дома несчастье. Тот поверил, прибежал домой, а жены его уже нет в живых - повесилась... Когда через 50 лет при сносе кладбища открылись мощи блаженного, они оказались нетленными, только ступни ног не сохранились, обуглились на допросах...
Там же, в Жарках, узнал и про святителя Василия Кинешемского. Дорога в Жарки была пешая, машиной не проехать. Как-то добрались до нас знакомые - пришли пешком, а машину оставили в Елнати. Приезжих я знал хорошо, а их отца не знал, он остался в машине и прислал записку: помнит и чтит епископа Василия, знал его лично...
Святитель Василий (в миру Вениамин Сергеевич Преображенский) только два года прослужил на своей кафедре. Четыре раза его арестовывали, содержали под стражей, в лагерях и ссылках, много раз изгоняли из города, но всегда он возвращался на родину - в Кинешму. Последний раз сослали его в Красноярский край, годы заключения и ссылок подорвали его здоровье и 13 августа 1947 года святитель тихо отошел ко Господу.
Многие еще при жизни святителя Василия знали его как истинного подвижника, угодника Божия. Жизнь он вел простую, скромную - поселился в баньке, спал на голом полу, положив под голову полено, но подвиг свой скрывал. Был известен как великий проповедник; светское образование получил блестящее, учился в Москве, Англии, знал в совершенстве несколько языков, имел незаурядный литературный дар... Но все оставил, дал обет Господу и ревностно служил Ему и ближним. И слышал его молитву Господь, многие были спасены по молитвам святителя: получали исцеление, разрешали свои проблемы. Обладал он и даром прозорливости... Потому везде, где бы он ни был, тянулись к нему люди, оживала церковная жизнь. Чтили его и в Сибири, на его могиле всегда было много записочек - местные жители приходили молиться об исцелении, и многие исцелялись по вере... Чудесным образом нашелся в наше время человек, который знал и самого Владыку и место его захоронения. Могила была под огромным деревом, неглубокая, корни плотно оплели гроб, сложно было его освободить - не отпускала земля сибирская, но святитель завещал вернуть свое тело на родину, в родные края. И когда могилу святителя нашли, последний свидетель его захоронения ровно через 40 дней отошел ко Господу, видно, Господь потому и продлевал его жизнь, чтобы мы могли обрести мощи святого. Сейчас они в Свято-Введенском женском монастыре, в городе Иванове.
В августе 2000 года святителя Василия Кинешемского и блаженного Алексия причислили к лику святых Русской Православной Церкви.

Всех ли слышит Господь?
Духовная пища для монаха — молитва. Многие молятся, обращаются к Господу, но не всех слышит Создатель.
В книге свт. Василия Кинешемского “Беседы на Евангелие от Марка” есть такой рассказ. Как-то один благочестивый старец молился к Господу и вопрошал: “Господи, сколько мы молимся, обращаемся к Тебе, но все те же самые грехи у нас, те же скорби и болезни, слышишь ли Ты нас?” В это время старцу явился ангел, накрыл его крылом и стал медленно поднимать от земли. Сначала был слышен разговор, песнопения, музыка, лай собак, постепенно это все затихало, и высоко вверху услышал старец тихое сладкое пение и спросил: “Что это такое?” Ангел ответил: “Это молитва святых людей”. — “Как же так, почему так тихо, ведь сегодня большой праздник, и храмы полны народа, где же молитва всей земной Церкви?” Ангел скорбно посмотрел на старца и сказал: “Сейчас узнаешь”. Они опустились вниз к земле, и своды храма раскрылись, шла служба.
Священник стоял в полном облачении, какой-то старец читал молитвы, они открывали рот, но звука не было слышно. Вышел протодиакон с двойным орарем высокого роста, тряхнул длинными волосами, поднял руку и стал широко открывать рот, произнося ектении, но старец ничего не услышал. В это время регент ударил по камертону. Приложил его к уху, поднял руки и стал управлять хором. Басы старательно до покраснения отрывали рот, тенора вытягивались на цыпочках, пытаясь взять высокие ноты, но пения не было. Ни звука ни проронил ни один из певчих.
Старец удивился. Ангел подошел к одной женщине, стоящей посреди народа, коснулся ее сердца, и открылись ее мысли: “Передо мной стоит женщина в шляпе. Муж у нее пьяница, сама нищая, дети голодные, а каждый праздник шляпы меняет. Интересно, где она их берет?” Ангел подошел к человеку в сером сюртуке, коснулся его сердца, и старец разумел его мысли: “И надо же, дал я маху, наверное, тыщу, а то и полторы в сделке потерял”. Ангел подошел к молодому человеку, который постоянно косился налево и коснулся его сердца: “Дуняша прекрасна и станом, и лицом, и нравом, и труженица, вот бы такую жену! Да выйдет ли она за меня?”
Тут в уголке храма послышался тонкий детский голосок — мальчик стоял на коленях и молился Господу: “Господь милосердный, Ты всем оказываешь милость и помощь, помоги моей больной маме”. На глазах у него были слезы, и чистая детская молитва шла на небо. Он один молился в храме. Многим из нас Господь говорит в Священном Писании: “Эти люди чтут Меня словами, а сердце их далеко от Меня”. Поют “Херувимскую” — “отложим попечение”, но вместо молитвы многие думают о земном. В евхаристическом каноне священник, обращаясь к народу, призывает: “Горе имеем сердца” — отрешитесь от земного, обратите все мысли к Вышнему — к Горнему. Только тогда Господь нас услышит. Молитва — это беседа с Богом. В псалмах сказано: “Как сладки гортани моей слова Твои! лучше меда устам моим”. “Как лань стремится на источник, так душа моя — ко Господу”. Слаще молитвы ничего под небом нет. Многие люди не приучены к этому, они даже не понимают, что такое молитва. Но тот монах, который вкусил ее, он все оставит, у него одна цель — пребывать в молитве, беседовать с Господом.
Можно уединиться и читать молитвы не только по книге или молитву Иисусову, а просто с Богом поговорить. Мы знаем, что молитвы бывают славословящие, благодарственные, просительные, а в простой беседе с Богом все заключается. Можно помыслить, как Господь премудро создал весь этот мир: животных, растения, человека; как Господь мудро спасает людей, устраивает их жизнь, поблагодарить за то, что привел в монастырь, сподобил стать воином Христовым, попросить духовной крепости и мужества.
Если человек не вкушает хлеб и не пьет воду, то тело его слабеет и умирает. Точно также наша душа: если она не будет питаться словом Божиим — Евангелием, поучениями святых отцов, молиться, душа слабеет и умирает. Тело живое, а душа — мертвец. Потому монахи не менее 8 часов в сутки пребывают на молитве: полунощница, каноны, акафисты, божественная литургия, вечерня, пятисотница, келейное правило. В молитве человек духовно растет.
Молясь, нужно помнить: Богу нужны не слова, а сердце, не количество, а качество. Когда человек молится, он должен весь ум собирать в слова молитвы, и при этом должно быть покаянное чувство. Помните, как в детстве мы играли с увеличительным стеклом? Брали стекло, ловили солнечный луч и направляли его на руку. В этой точке чувствовали тепло. А если направляли на дерево, оно загоралось. Так и в молитве, человек ум свой собирает, мысли сосредотачивает, направляет их к Богу, и душа сразу чувствует тепло. А этому надо научиться.

Продолжение следует.
http://w3.ivanovo.ru/10years/

Фотография Светланы Комковой (г. Уфа)
 

Комментарии 

 
+1 #1 Николай 28.12.2011 07:05
Спасибо.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования