Главная> Статьи > Служение Отечеству > Флотские священники. Основные направления деятельности флотского духовенства в период с конца XIX - начала XX века.

Флотские священники. Основные направления деятельности флотского духовенства в период с конца XIX - начала XX века.


ships_16.jpgКаковы же основные направления деятельности флотского духовенства в период с конца XIX - начала XX века?

Во-первых, особое место отводилось духовно-просветительной работе, необходимость которой диктовалась нравственно-религиозной неподготовленностью молодого пополнения.
Одной из важных форм религиозного просвещения явилось образование и функционирование церковно-приходских школ. Они создавались как одноклассные, так и двухклассные (2-х и 4-х годичные в XIX веке и 3-х и 5-ти годичные в начале XX века). Основными предметами для изучения были Закон Божий, церковное пение, чтение, письмо и арифметика. В двухклассной школе, кроме того, давались сведения по истории. Церковно-приходские школы открывались и функционировали при частях и эскадрах благодаря энергии священнослужителей, которые искали помещения, осуществляли набор желающих, подбирали учителей, сами вели занятия.
В этих же целях активно использовались возможности церковных библиотек, которые появились еще в 1858 году по личной инициативе главного священника армии и флотов В.Б. Бажанова. Он добился того, чтобы каждая церковь, принадлежащая к военному ведомству, была обеспечена книгами и брошюрами.
В этой связи следует отметить, что большую помощь духовенству в плане духовно-нравственного просвещения моряков оказывали флотские офицеры. Следуя духовному наследию таких известных флотоводцев, как Ф.Ф. Ушаков, П.С. Нахимов, которые были глубоко набожными людьми и активно воспитывали это чувство у своих подчиненных, офицерский корпус делал все зависящее для повышения духовности матросских масс. “Не впадая в ханжество, офицер может и должен, не полагаясь всецело на священнослужителя, сам взращивать религиозное чувство в своих подчиненных, учить их и подавать пример”, - писал известный теоретик в области воспитания капитан 2 ранга И.Г. Энгельман.
Распоряжением по морскому министерству (по инициативе адмирала В.В. Верховского) каждому молодому матросу по прибытии на корабль выдавалось Евангелие. Получив эту книгу, матрос читал ее и берег. Это было действительным средством его самосовершенствования. Большой вклад в дело религиозного просвещения личного состава внес протопресвитер армии и флота А.А. Желобовский. Он явился учредителем такой новой формы работы, как братское собрание, на котором обсуждались животрепещущие вопросы текущего момента, ввел в практику личные ревизии подведомственных учреждений, а также создал печатный орган военно-духовного ведомства. Так, начиная с 1890 года двумя выпусками в месяц стал выходить “Вестник военного духовенства”, ставший впоследствии “Вестником военного и морского духовенства”, который явился незаменимым руководством военному пастырю в его просветительской деятельности.
Интересен тот факт, что на титульном листе журнала указывались не только адрес редакции, но и главного редактора, а также номер его домашнего телефона.
Флотское духовенство активно вело духовно-просветительскую работу среди арестованных, больных, наставляло лиц, увольняющихся с военной службы в запас.
Во-вторых, не менее важное значение предавалось военно-боевой работе священнослужителя, особенно в период боевых действий. Печальный опыт Крымской (1853-1856 гг.), русско-японской (1904-1905 гг.), I Мировой (1914-1918 гг.) войн постоянно вносил коррективы в формы и методы работы военного пастыря в боевой обстановке. В июле 1914 года состоялся Первый Всероссийский съезд военного и морского духовенства, подробно обсудивший эту проблему и выработавший практические рекомендации.
Чем же обязан был заниматься священнослужитель во время военных действий?
- Удовлетворять религиозные чувства и потребности личного состава всеми имеющимися средствами. Местом богослужения могла быть церковь, как походная, так и стационарная, палатка, жилой дом, палуба, открытое поле. Отсутствие большого числа молящихся не должно было служить препятствием к отправлению богослужений. Серьезными причинами к их несовершению могли послужить только передислокация части и собственно боевые действия.
- Совершать торжественные молебствования перед началом боя и панихиды об убитых после него, заботиться об устроении воинских могил и кладбищ.
Последний протопресвитер армии и флота Г.И. Щавельский в своей директиве N558, изданной в октябре 1914 года указывал, что “...всех священников... оставляющих во время боя убитых без погребения, умирающих без напутствия... - всех таких священников буду считать не желающими выполнять свой священный долг, преступниками перед Богом и Родиной”.
- Во время боя место священника было на передовом перевязочном пункте.
Для того, чтобы духовенство могло владеть навыкам по перевязке, организовывались десятидневные курсы при госпиталях. А такие, как например, отец Иона - судовой священник броненосца “Адмирал Ушаков”, которым командовал в период русско-японской войны капитан 1 ранга В.Н. Миклухо-Маклай, родной брат знаменитого путешественника и исследователя Океании и Полинезии, по свидетельству очевидцев “бывши в молодости фельдшером, не утратил своих медицинских познаний и во время боев делил труды с доктором”.
Иногда, согласно корабельному боевому расписанию, судовой священник прикреплялся к какому-либо артиллерийскому орудию для исполнения обязанностей подносчика снарядов.
- Поддерживать в воинских чинах доблестный дух, веру в Бога и его законы. Для этого было необходимо стараться как можно чаще беседовать с низшими чинами, обращая больше внимания на положительные явления, избегать повторений. Вот примерный перечень бесед, предлагавшийся для ведения с личным составом: “Война начата врагом с безбожной целью и ведется безбожно”, “Преступник перед Богом тот, кто служит на войне небрежно, а тем более сдается в плен”, “Мир будет заключен только после полной победы над врагом” и т.д.
К сожалению, в канву этой благородной обязанности военного пастыря по поддержанию и матросов высокого морально-боевого духа вплеталась и такая негативная черта священнического корпуса, как доносительство, используя таинство исповеди, а также откровенных бесед с низшими чинами. История этой проблемы уходит корнями во времена царствования Ивана Грозного, который считал себя поборником православной церкви и “всячески поощрял доносы на неблагочинное духовенство. В государственном архиве сохранилось “сыскное дело про московского митрополита Антония да про крутицкого владыку Тарасия 1783 и 1784 годов”.
В российской армии и на флоте вплоть до революции 1917 года действовал циркуляр Синода, в котором военным пастырям подписывалось доносить начальству о том, что им было открыто на исповеди. Диссертант считает необходимым привести один факт, подтверждающий деятельность духовенства в данном направлении.
Благочинный Севастопольского гарнизона в рапорте протопресвитеру армии и флота (дело Св. Синода N 8481 за 1910-1911 гг.) доносил о сведениях, добытых им на исповеди в 1910 году: “Явно неверующих не встречалось. Молятся Богу почти все, за очень немногими исключениями... В политических движениях против властей участвовал разве что один... Громадное большинство ни о сектантах, ни о политических партиях не имеет никакого представления. Из женатых 70% женам верны. Пьяниц почти не было, выпивают больше половины. Много непьющих и некурящих. Крупное воровство крайне редко, мелкое - главным образом овощей и фруктов - широко развито...”.
Данная трагедия церкви, заключающаяся в противоречии между принципом тайны исповеди и доносительством являлась одной из причин того, что авторитет ее так быстро падал в годы революционных потрясений России.
- Извещать родственников убитых чинов своей части о смерти и месте погребения. В этих целях священнослужитель мог привлекать церковника и нескольких грамотных нижних чинов части в свободное от службы время.
- Заботиться о поддержании библиотеки части на должном уровне. Особенно это требование относилось к госпитальным священнослужителям.
- Каждый священник должен был готов поступить к чинам другой части, если позволяют это сделать его силы. Эта необходимость появлялась тогда, когда на каком-либо корабле или судне окажется убитым или тяжело раненным штатный священник.
- Организовать в своей части общества помощи семьям убитых части, помогать им морально и материально.
- Показывать своим поведением пример твердости веры, стойкости и исполнения долга, быть трезвенниками и показывать пример благого поведения. Замеченные в отсутствии этого увольнялись из ведомства.
В этой связи уместно привести факт, свидетельствующий о том, как личным воздействием, личным примером священнослужитель мог влиять на настроение масс. “29 апреля 1905 года на станции Пенза взбунтовались солдаты воинского эшелона, следующего на Дальний Восток. Офицеры и караул ничего не смогли сделать и разбежались. Но тут из привокзального помещения вышел о. Евгений (Перовский), бросился перед разъяренными солдатами, сумел остановить их натиск на станцию, обратился к ним с успокоительной речью и восстановил порядок без помощи вооруженной силы. Через некоторое время вернулись офицеры, начальник эшелона, и поезд тихо и мирно продолжал свой путь”.
Жизнь постоянно вносила свои коррективы в круг обязанностей военного пастыря во время боевых действий, так как они являются динамичными, быстроизменяющимися и подчас непредсказуемыми. Протопресвитер армии и флота Г.И. Щавельский в своей брошюре “Руководящие указания духовенству действующей армии”, изданной в 1914 году указывал на еще одну обязанность военного священнослужителя: “Усердно прошу всех..., находящихся в действующей армии священников без замедления сообщать мне о всех подвигах, совершенных в обслуживаемых частях как отдельными лицами: офицерами, врачами, нижними чинами, так и целым частями, описывая каждый подвиг возможно подробно... Благочинные обязаны сообщать о подвигах священников”.
Исторические факты свидетельствуют, что в годы I Мировой войны определился порядок награждения военных пастырей за военные отличия и подвиги.
Вот, к примеру, в какой последовательности награждались представители белого духовенства: набедренник, скуфья, камилавка, наперсный крест от Святейшего Синода, орден Св. Анны 3-й степени, сан протоирея, орден Св. Анны 2-й степени, орден Св. Владимира 4-й степени, палица, орден Св. Владимира 3-й степени, крест от кабинета Его Императорского величества с украшением, орден Св. Анны 1-й степени, митра.
Для представителей черного духовенства порядок награждения оставался тем же за исключением вручения скуфьи и камилавки.
В-третьих, руководство военно-морским духовенством пристальное внимание уделяло той категории священнослужителей, которая оставляла службу по преклонности лет, болезням, ранениям или другим несчастным случаям. Для них устанавливались пенсии, размер которых зависел от выслуги лет. Прослужившие от 20 до 30 лет получали при отставке 1/3 пенсионного оклада, от 30 до 35 лет - 2/3, а прослужившие 35 и более лет - полный пенсионный оклад.
В октябре 1915 года протопресвитер военного и морского духовенства Г.И. Щавельский выступил с инициативой строительства на приобретенной в Старицком уезде Тверской губернии военно-свечным заводом земле (100 десятин) поселка для отставных военных и морских священников. “Поселок будет состоять из ряда домиков по две квартиры (квартира из четырех комнат), каждый с отдельными для каждой квартиры садом и огородом. При поселке будет устроен... инвалидный (для нижних чинов) дом с церковью и читальней”.
В-четвертых, ставилась задача просвещения иноверцев, так как еще со второй половины XVIII века эта миссионерская обязанность была возложена на православных священников.
Согласно переписи населения России по вероисповеданию в 1897 году на территории Российской империи проживало: православных - 87 123 604 человека, римских католиков - 11 506 809 человек, протестантов - 3 762 756 человек, магометан - 13 906 072 человека, иудеев - 5 215 805 человек[15] и др. Примерно таковым было соотношение верующих в армии и на флоте. Миссионерскую работу необходимо было вести очень осторожно и, в известной степени, деликатно, не ущемляя религиозных чувств иноверующих. Православное духовенство получало четкие указания о необходимости, по возможности, избегать всяких религиозных споров и обличений иных исповеданий, а равным образом зорко следить, чтобы в походные и госпитальные библиотеки не попадали брошюры и листки со встречающимися в них резкими выражениями в адрес католичества, протестантизма и других исповеданий, так как подобные литературные произведения могут оскорблять религиозные чувства принадлежащих к этим исповеданиям и ожесточить их против православной церкви.
Впервые в Морском уставе 1914 года были введены в главе “О богослужении на корабле” статьи, касающиеся отправления богослужений приверженцам других вероисповеданий (ст. 930, 931).
В-пятых, военно-морское духовенство активно боролось с нравственными пороками среди личного состава.
Известно, что самый злейший нравственный порок русского человека - это пьянство. Великий русский философ и историк Вл. Соловьев говорил: “Русские преданы пьянству сильнее всякого другого народа на свете. Наполнивши себя вином, они подобно неукротимым диким зверям готовы бывают на все, к чему побуждают их необузданные страсти. Этому пороку предаются все сословия, как духовные, так и светские, богатые и бедные, мужчины и женщины, и если увидишь там и сям пьяных на улице в грязи валяющихся, то это считается делом самым обыкновенным”.
Используя подручные средства, а также новейшие достижения научной мысли, такие как волшебные фонари с туманными картинками, батюшки разъяснили в беседах личному составу о вреде пьянства и о необходимости ведения трезвого образа жизни.
Не менее серьезной нравственной проблемой было перекладывание части своих служебных и бытовых обязанностей старослужащими на плечи новобранцев. При обнаружении данного факта командир обращался к судовому священнику, а тот своими беседами пытался наставить на путь истинный, попутно определяя тех или иных старослужащих к себе в помощники - назначал их старостами, определял петь в церковный хор и т.д.
В последнее время, на основе исторических документов, стало известно еще об одной важной нравственной обязанности морских священников, о которой очень мало говорили раньше - половое просвещение личного состава.
Проблема эта стала возникать тогда, когда русские корабли стали совершать длительные морские походы с заходами в иностранные порты. Так, “заболеваемость сифилисом в русской эскадре, вызванная общением с китайскими проститутками во время захода в Шанхай в 1860 году оказалась столь высокой, что командир эскадры вынужден был прекратить сход на берег моряков. В 1862 году во время плавания в Атлантическом и Тихом океанах корветов “Новик”,
“Богатырь” и “Рында” каждая третья болезнь у членов экипажа была венерической”.
Флотское руководство считало “подарки Венеры” опасными, но не противоестественными или позорными и для профилактики болезней, а также для полового воспитания привлекало докторов и священников.
Следует сказать о том, что не во всех случаях военные пастыри являли собой образец для подражания в повседневном поведении. В качестве примеров можно привести судовых священников из повестей писателей-маринистов В. Пикуля “Моонзунд” и С. Колбасьева “Джигит” про которых говорили, что у них “грязное нижнее белье наружу торчит”, а также, что “отлично пили водку с плясками на столе”.
События I Мировой войны и Февральской буржуазно-демократической революции ускорили падение династии Романовых, а также процесс разложения солдатских и матросских масс, вызвали повсеместное падение воинской дисциплины, погромы.
Верная принципу державности Русская Православная Церковь поспешила продемонстрировать свою лояльность к Временному правительству и призывала всех “повиноваться ей по долгу религиозной совести, молиться за нее”.
Однако солдаты и матросы уже почувствовали свободу. Сыграла свою роль выпущенная “Декларация прав солдата”, которая определяла необязательными посещения богослужений в храмах, а также молитвы на корабле или в казарме.
В некоторых частях, госпиталях, кораблях, участились случаи изгнания военных священников по решению создаваемых командных комитетов.
Состоявшийся 1 июля 1917 года в г. Могилеве последний, второй Съезд военного и морского духовенства был призван определить новую тактику действий священнослужителей в новых условиях. Обсудив выступление протопресвитера армии и флота Г.И. Щавельского, большинство присутствующих высказалось за то, чтобы военное духовенство принимало участие в политике. Было принято решение преобразовать духовное правление в протопресвитерский совет в составе десяти человек. Как отражение переживаемого момента следует расценить решение съезда об утверждении принципа выборности всех духовных лиц в армии и на флоте. Следуя этому положению, делегаты тайным голосованием избрали на должность протопресвитера армии и флота Г.И. Щавельского. Это были последние решения, практически не повлиявшие на систему управления и функционирования института военного и морского духовенства.
25 октября 1917 года, когда власть перешла к Советам Народных Комиссаров, фактически был вынесен приговор существованию института военных священников армии и флота. Новая власть повела тотальное наступление на Русскую Православную Церковь.
В феврале 1918 года на имя Морского министра была получена телеграмма, которая считается последней точкой в существовании института флотского духовенства, созданного еще Петром I. Диссертант считает необходимым привести ее текст полностью:
“Сообщается копия приказа по Морведу 23 января номер 83. Выдачу содержания всем священнослужителям, субсидируемым морским комиссариатом и выдачу арендной платы за помещения, занятые под жительство священнослужителей и заарендованных соборов и церквей прекратить со дня опубликования данного приказа. Все священнослужители исключаются из списков личного состава флота по морскому комиссариату. Все церковное имущество переходит в национальную собственность Российской Советской Республики. Для приведения настоящего приказа в исполнение поручается всем центральным комитетам флотов и местным флотским комитетам совместно с портовыми коллегиями образовать комиссии и немедленно приступить к описи церковного имущества и принять его в ведение комитетов. Церковное имущество, находящееся на кораблях и в частях по описи сдать на хранение в порта, помещения же использовать под учреждения, предназначенные для культурно-просветительских целей”.
Следовательно, на этапе броненосного развития флота институт морских священнослужителей приобрел свой окончательный вид, состоя из высшего руководства, флотских и эскадренных благочинных и корабельных (судовых) священников и настоятелей морских храмов. Формы и методы работы морского духовенства менялись под влиянием объективных исторических условий и, в целом, способствовали религиозно-нравственному воспитанию личного состава флота.
Таким образом, период царствования Петра I ознаменовал собой создание регулярного военно-морского флота в России. Он первый на государственном уровне принял решение и осуществил его по превращению России в сильную морскую державу, что способствовало росту ее политического и экономического могущества в мире.
Рост морской мощи России обусловил решение проблемы духовно-религиозного охвата моряков, которых с ростом строительства кораблей становилось все больше. Историческая заслуга Петра I - создание и учреждение института православного морского духовенства, призванного решать данную проблему. Принципы комплектования, управления, снабжения института морских пастырей, заложенные в эпоху Петра I явились основополагающими в своем дальнейшем развитии.
Институт православного морского духовенства прошел в своем развитии два этапа, которые соответствовали этапам развития флота - парусного и броненосного, и на каждом этапе шел поиск оптимальных форм управления, комплектования, прав и обязанностей священнослужителей.

На протяжении истории своего существования основным направлением деятельности морского духовенства было религиозно-нравственное просвещение и воспитание личного состава. О степени его эффективности свидетельствуют многочисленные победы русского оружия на море.

Завершение

Диссертационная работа капитана 2 ранга Кузнецова А.М., сотрудника Военного университета
www.voskres.ru
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования