Главная> Статьи > Разное > Жизнь монахини Мисаилы. Часть 1.

Жизнь монахини Мисаилы. Часть 1.


1953_2.jpgУже многие куряне испытали и теперь силу молитв монахини Мисаилы. Она скончалась, но она с теми, кто с верой просит ее помощи: она защитница всех страждущих, всех болящих, всех ищущих путь к Богу. Пережив и испытав на себе и страдание сиротства с шестилетнего возраста, и унижение, оскорбление, непосильную тяжесть труда с 17 лет, после навязанного замужества, она чутко воспринимала любое людское горе, беззаветно стремясь помочь людям, одарить их добром и любовью и в трудную минуту оказать помощь советом, который особенно необходим в критические моменты жизни. Вся жизнь монахини Мисаилы - это служение людям: все что имела, отдавала людям, оставляя себе иконы Божией Матери и Спасителя и горячие молитвы к ним. И, живя в убогой кухоньке с двумя скамейками и одной табуреткой, она не переставала благодарить Бога и испытывать какую-то необыкновенную радость, «радость, радость-то какая! – восклицала она, ощущая особую близость к Богу. И потому, наверно, не зарастает дорожка к ее могиле, что ее молитвы слышит Бог.
Родилась будущая монахиня Мисаила в миру Матрена Гавриловна Зорина (Гранкина) в селе Муравлево (Зорино) Курской губернии в шестидесятых годах девятнадцатого века. О ее родителях сведений не осталось, так как она и ее сестра остались сиротами. По решению местных властей сироток каждый двор брал на сутки. Трудно представить участь эти малюток. Младшая скоро умерла, а Матрена так и скиталась по чужим углам до 17 лет. По решению той же власти (как бы в рамках опекунства) ее выдали замуж за молодого красивого инвалида, отвергнутого любимой девушкой накануне свадьбы из-за повреждения позвоночника. Всю свою обиду и боль он выместил на беззащитной сиротке. Страдания ее усилились. Весь труд по хозяйству лег на ее плечи, жизнь ее стала настоящей каторгой. Ей даже помолится, было негде, молилась и клала поклоны, когда спускалась в погреб. Она не имела права зайти в дом, если ее не позовут, летом спала в сенях или в сарае, а зимой на кухне. Через несколько лет она родила девочку, которая вскоре умерла, а спустя 6 лет родила сына, которого назвали Матвеем. После дневных работ она с сыном на руках, должна была всю ночь перевозить людей на пароме. Было холодно и страшно, ведь она была еще молодой женщиной. Только горячая молитва помогала переносить все эти муки. В 32 года Матрена осталась вдовой, имея на руках сына. И теперь она решает уйти в монастырь. Сына Матрена поручила свекрови. Вместе со знакомой девушкой, попросив благословения, у архиерея Курского и Белгородского (предположительно Ефрема (Рязанова)), решила уйти в Иерусалим. Курский губернатор дал им на дорогу пятьдесят золотых. Они отправились пешком. Сначала в Киев, поклониться святым местам, из Киева – в Одессу. До Одессы шли тоже пешком. А затем на пароходе переправились в Турцию и оттуда в Иерусалим. Обе готовились к монашескому постригу в Иерусалиме.
Но воля Божия была иной. На Крещение Господне, во время освящения воды в Иордане, к Матрене, стоящей позади всех молящихся, подошел незнакомый монах. Он подал ей камушек с того места, где по преданию, стоял Сам Иисус Христос, когда принимал Крещение от Иоанна Предтечи. Еще монах подал шапочку какого-то святого и при этом сказал ей: «Возьми, тебе это пригодится». Спустя некоторое время Матрена увидела во сне, как ее заливает водой и какой-то голос говорит: «Вернись на родину, ты там нужна». Она рассказала священнику, они долго молились о вразумлении, ведь сны бывают не только от Бога, но и от лукавого.
Трижды повторился сон: в первый раз вода заливала ноги, во второй раз - была по пояс, а в третий закрывала уж и шею. И трижды тот же голос повторял: «Вернись на родину, ты там нужна». Священник благословил ее вернутся на родину.
Она возвратилась в Муравлево. Свекровь подарила ей дом. А в 36 лет Матрена Гавриловна заболела. Болезнь была тяжелая и скоротечная. Очнулась Матрена уже в гробу, как будто от какой-то яркой вспышки. Псаломщик, читавший Псалтырь, в ужасе бежал. Когда она опустила ноги из гроба, желая встать, то увидела в святом углу, как будто в облаке, Божию Матерь «Троеручицу». Пресвятая Богородица обратилась к Матрене: «Милая моя, много ты пострадала, много претерпела, но теперь, где ты будешь, там и Я буду, где твоя нога ступит, там и Моя». Что еще сказала, Богородица Матрена Гавриловна никогда никому не рассказала. Она получила от Божией Матери дар прозорливости, дар исцеления больных молитвами и еще один дар – дар совета, столь необходимого человеку в трудную минуту жизни.
Тогда же раба Божия Матрена принимает монашеский постриг с именем Мисаилы.
Божий дар проявился сразу. Первый раз она указала соседу, у которого увели лошадь, точное место, где ее найти. Постепенно известность ее стала расти. Начали приходить не только соседи, но и из других сел, узнал и город. Круг ее известности все расширялся. Стали писать и приезжать из Москвы, Евпатории, Одессы, Риги и других городов.
После революции, в лютые года богоборчества, когда закрывались монастыри и храмы, а священники тысячами уничтожались в застенках, Господь все же не до конца оставил нашу землю своей милостью. Среди народа поставлены были светильники, несущие в себе благодать Божию, для спасения многих людей. Одним из таких светильников и стала для курских людей монахиня Мисаила. К матушке приходили люди разных убеждений, разных взглядов, просили совета в самых сложных жизненных ситуациях. И никто не уходил от нее без утешения и надежды. Она говорила, что даже после смерти всегда успокоит того, кто придет к ней на могилку со своей бедой. В годы коллективизации старица Мисаила была вынуждена вновь скитаться. Ее сына арестовали, а домик был продан. Восемь лет она скиталась. Только в 1937 году ей разрешили построить дом, маленький сруб, в котором была одна кухня. Все это было скромно: стол, 2 скамейки, табуретка, иконы и лампады. Сколь скромна была ее кухня, столь скромна была ее жизнь. Вставала рано, чтобы успеть помолится до прихода людей, которые длинной цепью выстраивались по коридору и во дворе. У каждого бабушка спрашивала имя, кратко, точно, спокойно отвечала на все вопросы, никогда не повторялась.
Прежде чем ответить, смотрела на икону Божией Матери, затем отвечала на вопрос. Молилась она много, и каждое мгновение молитвы озаряла ее радостью. Во всем она видела только лучшую сторону жизни. Всех матушка принимала радушно. Сколько побывало в ее кухоньке, сколько пролито было слез, сколько утешено сердец и подано надежд. К старице шли за советом, если она считала какое-то дело полезное, то благословляла, если считала, что делать чего-то не надо, то говорила: «Совет не даю, воли не отнимаю». Она видела настоящее посетившего ее человека, предвидела будущее и на основе этого давала исчерпывающий ответ. Но сколько «волнений» приносили эти люди районному прокурору и местной власти.
Они пытались разогнать людей, запугать их и бабушку, она отвечала: «Я никого не зову, их зовет горе, а я не могу не принять их». Никогда ничего не просила она у людей, а если получала, то сразу же помогала другим. Много ежедневно получала писем, отвечала она на вопросы: «Что делать?» - вечером. Присылал письма и Архиепископ Лука из Симферополя. Прислал свою фотографию. Письма, к сожалению, хранить не могли, и после ответа сжигали.
До войны приезжал к матушке секретарь Обкома партии из Курска, обычно, ночью, чаще его жена. Во время войны секретарь Бесединского райкома КПСС, он руководил партизанским движением, и когда немцы подходили к Сталинграду, он пришел к старице с вопросом: «Стоит ли продолжать вести партизанскую войну, если немец уже у Сталинграда?». Она успокоила его и сказала: «Немец от Сталинграда будет бежать» и благословила не распускать партизан, продолжать войну». Приходил и немецкий комендант станции Полевой, узнать о своей семье в Берлине. «Семья твоя жива, никто не погибнет, а вот дом ты строишь в Полевой напрасно, скоро вы будете бежать отсюда, а пока ты будешь вещи вывозить, твой дом растащат по бревнышку». Офицер не поверил, а так и было: он вместе с солдатами выносил вещи, а наши люди уже растаскивали дом. Комендант возмутился: «Ведь дом может быть вокзалом, клубом». Но, увы! Дом растащили.
Пришла с Полевой женщина: «Бабушка, я хочу уехать с Полевой, станцию могут бомбить, я уже часть вещей перевезла из Полевой в другую деревню», а бабушка ей отвечает: «Пока не поздно, верни вещи в Полевую и оставайся на месте, война - ведь война». Женщина послушала совета, сразу все вернула в Полевую, а село, куда она собиралась переехать, сгорело.
Молодая односельчанка Евфрасинья пришла узнать о муже: «Бабушка, от Петрака (так звали мужа) нет писем, погиб, наверное?» Бабушка молится, перебирает четки и затем уверенно говорит: «Жив твой Петрак – ранен в ногу, скоро получишь известие, и сам потом будет». Действительно, Евфросинья получила письмо, принесла его бабушке,- муж ранен в ногу, лежит в госпитале в Алма-Ате, обещал после выздоровления заехать домой. Прошло некоторое время, женщина опять прибежала к бабушке: «Что-то случилось, наверное: нет Петрака и писем нет». И вдруг бабушка, как бы недовольная: «Зачем ты пришла, иди домой». Женщина молча ушла, но поздно вечером пришла вновь радостная и сообщила, что Петрак ждал ее у порога.
Бабушка никому не говорила: «Твой сын или муж погиб». Но если она говорила коротко, будто ей тяжело: «Бог даст, будет жить, помолись. Если она отвечала уверенно, либо описывала подробности, окружающие данного человека, значит: «Жив». Часто приходила соседка Николаевна, муж ее был на фронте. На вопрос Николаевны о муже долго не отвечала, все молилась, перебирая четки и, наконец, сказала: «Жив твой Клим, только в очень темном и тесном месте, но ничего, придет домой и даже подарок тебе принесет». Шла женщина домой и думала: «В темном и тесном месте, наверно в гробу? Не захотела матушка Мисаила меня расстраивать, А вот что за подарок?». Прошло время. Вернулся и Клим домой. Оказалось, он с частью попал в плен, их немцы загнали в подвал какого-то дома, настолько маленький, что они не могли даже присесть. Ночью началась бомбежка, угол дома был разрушен бомбой, все пленные бросились в рассыпную. Прошли ночью линию фронта, по дороге из плена попался магазин, который разбирали люди, ему достался рулон ситца. Вот вам и сам Клим и с подарком жене.Господи, какими неведомыми путями прошла бабушка с ним этот путь! Во время войны Елена Викторовна (завуч школы №8) жила с матерью в Курске, а ее тетя, врач, была на фронте. Однажды к ним пришла женщина якобы по просьбе тети, которая (по словам пришедшей) попала, в плен и просила передать ей теплое пальто и какие-нибудь продукты. Они не знали, как поступить, но женщина сумела их убедить. На другой день Елена Викторовна собрала кое-какие вещи и, положив их на санки, пошли обменять в деревню. Им посоветовали зайти к матушке Мисаиле. Она выслушала их и сказала: «Сестра и тетя ваша в центре скоро получите телеграмму и посылку». Они хотели бабушку чем-то отблагодарить, но она даже и слушать не захотела, Это было в январе1943 года, а в феврале Курск был освобожден от немцев, и они получили телеграмму от сестры матери из Москвы (центра) о том, что она работает в госпитале, и выслала ей посылку.
А сколько приходило к бабушке душевно надломленных войной людей! Среди них была и девушка, возвратившаяся из Германии, которую отец ударил прикладом по руке, чтобы забрать чемодан, не ведая, что это его дочь, а ей ампутировали руку; а жена полковника, скорбящая, что ее муж в Германии отобрал у немецкого ребенка фартучек, в котором осталась надкушенная детскими зубками морковка; и офицер, который в Дрездене на трамвайной остановке снял с немки котиковую шубу, и с тех пор ее молчаливый укор преследовал его везде; и бывший офицер, которого после боя спас немец, перевязав ему раны и дав ему выпить из своей фляжки коньяк, а он застрелил немца из-за золотых часов. И только сам поднялся, как шальной снаряд оторвал ему руку с часами, и много других. Все они приходили к старице за помощью, за врачеванием своих душевных недугов. И она молилась за каждого из них.

Продолжение следует.
http://www.misaila.ru
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования